Среда, 22.11.2017, 21:26
Главная Регистрация RSS
Приветствую вас, Гость
МЕНЮ САЙТА
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
ФОРМА ВХОДА
НАШ АДРЕС
пр. Победы, 158 uo_gorlovka_dnr@mail.ru
ГИА 2017 Новогоднее настроение Первый звонок 2016 Лето2016 Фотоальбом Победа Министерство образования и науки ДНР Официальный сайт Совета министров и Народного Совета ДНР Администрация города
ПОИСК
КАЛЕНДАРЬ
«  Март 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
АРХИВ ЗАПИСЕЙ

Главная » 2011 » Март » 21 » 24 и 25 марта на базе ДДЮТ (кабинет № 16) состоится авторский семинар православного педагога из Москвы Суровой Людмилы Васильевны
20:42
24 и 25 марта на базе ДДЮТ (кабинет № 16) состоится авторский семинар православного педагога из Москвы Суровой Людмилы Васильевны

В период школьных каникул за парты садятся учителя!

24 и 25 марта на базе ДДЮТ (кабинет № 16) состоится авторский семинар православного педагога из Москвы Суровой Людмилы Васильевны. В программе семинара «Формы и методы духовно-морального воспитания и развития ребёнка» авторские методики, знакомство с элементами диалоговой педагогики, общая методика духовно ориентированной педагогики. Людмила Васильевна - бакалавр богословия, педагог, член Союза Писателей России, руководитель Творческого объединения «Чистые пруды», автор многочисленных трудов по православной педагогике, писатель, поэт. О своём мировоззрении, о значимых этапах в биографии, о педагогике и православии – всё это Людмила Васильевна поведала в беседе с корреспондентом «Православной школьной газеты».

     Корр.: Людмила Васильевна, расскажите немного о себе.

     Л.В.Сурова: Я родилась ровно в середине века. В 1950 году. У меня было счастливое детство, как впрочем и у многих моих сверстников. Меня все в детстве любили, и все у меня получалось как бы само собой. Закончила математическую школу, любила все и точные, и естественные, и гуманитарные науки, была влюблена в театр. Окончила Московский Государственный университет имени Ломоносова, факультет журналистики. Но посещала лекции и на философском, и на филологическом и на историческом факультетах. Университет — это моя ALMA MATER.

     Мне всегда везло на учителей: и учителей жизни, и учителей искусства и наук. Хочется вспомнить доброй памятью Юрия Владимировича Манна. Его спецкурс по Пушкину, тогда в 1973 он перевернул мне душу. Я заканчивала вечерний, поэтому с 17 лет работаю: первая запись «продавец цветочного магазина». Этакая Элиза Дулитл стояла у колонн Большого театра. Ну а потом помреж на телевидении, литработник в газете, редактор, сотрудник библиотеки.

     Но вообще-то, я считаю, что моя «школа искусств» началась с театра. В школе у нас был замечательный театр. Потом поступила в хорошую театральную студию, родившуюся при театре Станиславского. Там произошла первая настоящая встреча с большой культурой. В Университете эта встреча стала жизнью.

     Вечернее образование в чем-то и хорошо. Оно дает возможность многое попробовать. Нет, не работать. Какая работа в юности? Соприкоснуться со многим: книги, кино, театр, и, конечно люди, люди!! Столько интересных, умных, талантливых и очень честных людей я видела в юности — сегодняшние молодые мне могут позавидовать.

     Пока училась, какое-то время работала на телевидении в Студии учебных программ. И тут мне повезло, судьба свела с настоящим мастером — я была помощником замечательного театрального режиссера, Аллы Григорьевны Кигель. Она по жизни воспитала многих артистов, режиссеров, вот и моей художественной «крестной мамой» стала. Что такое настоящее творчество и художественная правда — я видела в живую, на репетициях, и потому, может быть, могу отличить подлинник от подделки.

Честно говоря, я не могу сказать, что я ощущаю себя православным педагогом. Потому, что я, в первую очередь, писатель, член Союза писателей. Первичная моя деятельность, первичные мои устремления именно писательские. В 14 лет я услышала во сне стихотворение, проснулась, стала его вспоминать — и длится это до сих пор. Почему я с юмором иногда и говорю — «40 лет писательского стажа!» Вы-то знаете меня по педагогическим книжкам, а есть еще Литературная студия «Чистые пруды», которую я веду 30 лет (30 лет работы с авторами, представьте!) Многие знают меня именно по Литературной студии и стихам. Ну и конечно литературные, а точнее поэтические книжки.

     Корр.: Какие это книжки?

     Л.В.Сурова: Сейчас я покажу. (Людмила Васильевна направляется к книжному шкафу достает несколько книг одна толстая, оформлена с большим художественным вкусом). Они все вышли поздно. А тридцать лет писалось практически «в стол». Правда, время от времени ходила к маститым. Вознесенский одобрил, позвонил на следующий день, как получил рукопись: «Спасибо за стихи!». Предисловие писали Белла Ахмадулина, Давид Самойлов. Но не к этой книжке. Эта — избранное за 30 лет, юбилейная, оформление очень хорошее. (Смеется) Мои друзья, когда принимали меня в Союз писателей, говорили: «Ты что, так издаваться можно только посмертно…». Но, как видите, живем и пишем! И продолжаем противостоять конъюнктурной волне. Вот что считаю недостойным и даже неприличным. И вообще больше всего не люблю врать и торговать.

     Корр.: Притом, что первая запись в трудовой книжке — это продавец цветочного магазина?

     Л.В.Сурова: Я любила цветы, а не торг. Торговля у меня всегда была в одну сторону: цветы воровали и мне приходилось вкладывать свои деньги. И вообще, мне было 17 лет, одни глаза, раскрытые на жизнь, одни разговоры об искусстве.(Смеется) Но тогда я, возможно, еще не знала, что не люблю врать и торговать.

А вот другая современная поэтическая книжка, Фонд «Новые имена» отправил меня с одаренными детьми по Оби и Иртышу — увидела сибирские белые ночи и вот рождается новая книга стихов «Прогулки по воде», 2002 год. В каждой поэтической книжке есть немножечко прозы поэта: литературный дневник, путевые заметки. А вот эта, наверное, самая удивительная книжка: «Так горяча» (Людмила Васильевна показывает оранжевую книжку в мягком переплете) Она здесь, на этой квартире родилась в 2005 году, и написалась за два месяца. Так что первичным для меня является литература, а точнее, поэзия.

     Но вот что вам будет интересно: моя первая поэтическая книжка, рукопись, имела название… «Ныне и присно»! Представляете?! Слава Богу, не вышла. И Самойлов говорил «у Вас столько религиозных аллюзий, а это сейчас трудно идет». Какое-то время вообще ничего никуда, казалось, не шло… А потом времена изменились.

     Корр.: Как же Вы стали православным педагогом?

     Л.В.Сурова:  Я окончила Свято- Тихоновский институт в 1994 году. Первым ректором у нас был отец Глеб Каледа, и на педагогику меня поставил он же и… преподобный Серафим Саровский, но это уже из личных откровений. Я не мыслила себя никогда педагогом. Педагогическая база возникла из того, что я уже тридцать лет веду, как я говорила, Творческое объединение «Чистые пруды». Оно начиналось как Литературная студия сначала при МВТУ им. Баумана, затем при библиотеке им. Достоевского, но там всегда был большой учебный компонент: авторские обсуждения, встречи с прогрессивными деятелями искусства, углубление в поэзию, литературу…

     Студия существует с семьдесят четвертого года, а с 88-ого при ней начали работать учебные группы «Словесное творчество и духовные основы жизни». Что мы там делали?

     Учились видеть, слышать, чувствовать и, конечно же — читать! И еще восполняли пробелы своего образования: читали не только поэзию, но и философию Владимира Соловьева, Франка, Бердяева, Булгакова, многих из того «философского парохода»….

  Это были замечательные занятия по развитию и активизации творческого потенциала личности. Параллельно вела факультативные занятия по этой же методике в нескольких московских школах. Очень хороший опыт получился в 310 школе. На базе всего этого и была разработана оригинальная авторская программа диалоговой творческой педагогики, это один из фундаментальных моих проектов. Когда-нибудь и он будет доведен до издания.

     Всего было четыре выпуска семинара «Словесное творчество»: первые два обучались два года, затем три и последний уже четыре — как бы маленький колледж.

     Параллельно с этим стала заниматься с православными педагогами: и консультативно, и устраивать небольшие семинары — в то время, начало 90-х, был большой подъем, все хотели творчески работать и желали учиться. В Свято- Тихоновском у меня тоже был педагогический спецкурс, когда я еще в нем училась, году в 92 или 93.

    Потом при библиотеке набрали специальную педагогическую группу, где я читала «Возрастную педагогику», «Методику занятий» и начали с педагогами разрабатывать конкретные программы.

     В 1996 году вышла моя «Православная школа сегодня» — по сути, это первая большая теоретическая и методическая книга по духовной творческой педагогике.

     После нее все стали звать вести занятия. В 1997 начались педагогические курсы при Отделе катехизизации Московского Патриархата и одновременно меня пригласили читать педагогику при Свято-Даниловом монастыре. Шли систематические занятия по возрастной педагогике и при библиотеке им. Достоевского. Но базовыми для меня являются именно эти тридцать лет практики внутри культуры.

Корр.: Вы разделяете педагогику на православную и не православную?

     Л.В.Сурова: Нет. Хорошая и плохая. В советское время, когда было много честных и хороших педагогов, удавалось многое, — решали и вопросы духовного развития личности, не используя религиозных терминов. Ведь апостол Павел в 17 главе Деяний тоже не называет Имени Спасителя, когда он говорит в афинском ареопаге.

     И когда в 1985 начали печатать русских религиозных философов, мы, в общем-то, их уже знали, читали в ксероксах. И богословские книжки ходили в университетской среде, была большая готовность к духовному движению. В конце 80-х — самом начале 90-х это еще сохранялось, еще были кое-какие надежды на возрождение страны. Если помните, у нас в 88-м году был самый высокий уровень рождаемости. Это удивительно — страна захотела жить — жить, освободившись от идеологических пут! А с 1993 года пошел катастрофический спад во всех областях. Народ как будто разбился о какую-то невидимую преграду.

     Корр.: И все-таки термин «православная педагогика» сейчас широко используется. Книги с таким названием издаются. Как предлагаете разбираться?

     Л.В.Сурова: С чем разбираться? Или с кем? С педагогами? Или с авторами книг? Слушателям я говорю, смотрите, когда книга напечатана и что в ее основе. Одно дело, когда люди в какой-то сфере долго работают, накопили опыт, осмыслили его, обобщили; и совершенно другое дело «соцзаказ».

  Корр.: А русская педагогика? Ведь она была только православной?

     Л.В.Сурова: Только! Никакой другой у нас просто не было. Но она, то есть педагогика, была разной. Была такая как бы «тяжелая педагогика», от которой бежали. Можно вспомнить, противостояние церковной школы и земской. Оно было. И крестьяне стали отдавать детей в земскую, потому что дети стали в земской школе развитей, культурней, лучше относились к родителям, они стали более христианскими, как ни странно. Или, например воскресные школы Пирогова, когда он пригласил своих университетских студентов преподавать, и люд просто хлынул в эти воскресные школы.

      Корр.: А опыт школы Рачинского?

     Л.В.Сурова: Думаю, это удивительный, прекрасный, но почти неповторимый опыт. Татевская школа была большой семьей, где глава — образованнейший и культурнейший интеллигент, а дети — простые крестьяне. В истории педагогики этот опыт эксклюзивен, как сейчас говорят. Но есть здесь и еще одна трудность, смотрите.

     Рачинский оставил карьеру, светскую жизнь, создал частную сельскую, крестьянскую школу, по духу — почти интернат. Чем она держалась? Тем, что он на нее положил жизнь. Он лично был с детьми, лично учил их, лично ходил в паломничества и прочее. Школа существовала как замкнутый очаг, фактически предмонастырского типа.

     Представьте себе такую школу в наше время. Детям придется давать подписку, что они больше никуда не пойдут… А как же те дарования, которые Господь в них заложил, кто и где их будет развивать; а ведь они нужны нам, всему обществу нужны.

     Я считаю, что подобная школа в ряду других может быть создана, если найдется новый «Рачинский», но вся православная педагогика ни в коем случае не должна принимать такой образ.

     Православная школа, как мне кажется, вообще не может иметь один какой-то образ и быть сугубо специальной, богословской. Более продуктивным был бы некоторый правильно разработанный духовный компонент, который был бы растворен во многих предметах, а добавка богословия, причем не школьного, должна быть очень небольшой.

     Корр.: Практический вопрос. Какую форму обучения Вы видите для воскресной школы? Сколько уроков, какие?

     Л.В.Сурова: Готовящаяся к изданию моя книга «Открытый урок», отвечает на этот вопрос. Для начальных групп воскресной школы предметное преподавание, по-моему, изжило себя. Трудно добиться единства педагогических влияний: разные педагоги, как «лебедь рак и щука» «растаскивают» и внимание, и интересы детей в разные стороны.


Просмотров: 690 | Добавил: Админ | Рейтинг: 0.0/0
Всего коментариев: 0
Добавлять коментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Войти ]